Пресса
Назад
25
Apr
2013
Саори Канда: Не могу творить в тишине

В эти дни в Алматы проходит необычная выставка известной японской художницы Саори Канда

Уникальность этого мастера прежде всего заключается в том, что она создает шедевры, используя не только кисть, но и мочалку, и даже простую тряпку. В интервью газете «ЛИТЕР-Неделя» Саори Канда рассказала, что заставило ее использовать для самовыражения такие нетрадиционные для художников материалы..

С.К.: На самом деле все началось еще в раннем детстве, и тогда у меня в руках были кисти, но вот настоящий прорыв в моем творчестве произошел десять лет назад, когда я впервые услышала удивительную песню в исполнении японского тринадцатилетнего мальчика. Его голос был таким красивым и проникновенным, что я даже заплакала. Эмоции тогда переполняли меня, и мне было необходимо их выплеснуть. И я начала рисовать, мне хотелось показать всем тот мир, ту красоту, которую я услышала и увидела в этой музыке. Но началось все с небольшого холста, на который я мелкими, изящными мазками нанесла свое видение. Сегодня же на этой экспозиции вы можете увидеть мои работы, выполненные и в других техниках. Дело в том, что когда я открыла в себе этот дар, мне захотелось попробовать рисовать большие картины, чтобы использовать все свое тело. Вот так, наверное, и возникли в моих руках мочалки и тряпки, с помощью которых я могу рисовать масштабные полотна. Но так происходит сегодня, что же будет завтра, я не могу сказать, потому как мой стиль меняется из года в год, ведь на меня оказывают большое влияние люди, с которыми я знакомлюсь и общаюсь, страны, которые посещаю, события, которые происходят в мире…

ЛИТЕР-Неделя: Все началось с музыки. Какую роль она играет сегодня в вашем творчестве?

С.К.: Самую важную. Я по-прежнему рисую только под музыку. И не важно, делаю ли я размашистые линии или наношу на картину мелкие детали, музыка всегда на первом месте. Другое дело, что для меня не важно, какая она будет: рок, поп, джаз. Главное – чтобы в ней была настоящая душа, было что-то, что могло увлечь меня в сказочный, чарующий мир. И когда я прикасаюсь к такой музыке, мое сердце раскрывается, подобно цветку, я начинаю танцевать, чувствовать себя счастливой. И я начинаю творить.

ЛИТЕР-Неделя: Большинство из картин, представленных на вашей экспозиции в Алматы, посвящены сновидениям. В снах к вам тоже приходит вдохновение?

С.К.: О, это очень хороший вопрос. Честно говоря, я всегда очень четко вижу сны, иногда даже могу запомнить всю историю, которую видела. Зачастую я плыву по небу и вижу внизу прекрасные земли, маленькие удивительны цветы, яркие краски. Я могу опускаться ближе к земле и вдыхать аромат цветов и травы либо подниматься высоко в небо и смотреть на бескрайние земли с высоты. И я наслаждаюсь такими сновидениями, жаль только, что я пока не могу нарисовать такую красоту. Более того, могу вам признаться, что для меня реальный мир и мир снов одинаково важны, поэтому я очень люблю спать. Сейчас, правда, у меня нет такой возможности, но дома в Японии бывает такое, что я могу спать в течение целого дня. И для меня это очень важное время, время, когда я могу увидеть и почувствовать другой, неведомый мир.

ЛИТЕР-Неделя: В вашей выставке представлены работы, выполненные не только в разных техниках, но и цветовых решениях. От чего зависит, будет картина черно-белой или выполненной в ярких красках?

С.К.: Если б я сама знала (улыбается). Я никогда сама не выбираю, какими красками буду рисовать, ведь все зависит от музыки. От того, как я ее услышу, что почувствую, какие эмоции буду испытывать. Так что все зависит от моего внутреннего состояния, потому что сама я никогда не задумываюсь о том, что и какими красками рисовать. Мое тело делает все самостоятельно…

ЛИТЕР-Неделя: Хорошо, с красками понятно, а как быть с размером? Как вы решаете, будет это большая картина или миниатюра?

С.К.: Дело в том, что большие картины я люблю рисовать в рамках своего перфоманса. Тогда все действительно начинается с большого холста, на который я под музыку начинаю наносить краски прямыми крупными мазками, используя тряпки и мочалки. Это мое естественное состояние, когда я пишу картины «вживую». Как правило, на написание картины у меня уходит около часа, но это не значит, что она уже полностью готова. Нет, после мне хочется дополнить ее мелкими деталями, пронести через весь холст новую энергию, энергию, которую я чувствую, слушая уже совсем другую музыку. То есть на моем полотне всегда идет борьба между тем, что было сделано ранее, и тем, что я делаю в данную минуту. И на такую борьбу у меня может уйти целый месяц, прежде чем я пойму, что сделала все что хотела.

ЛИТЕР-Неделя: То есть для детализации картины вам также необходима музыка?

С.К.: Я не могу творить в тишине. Для искусства мне необходима экспрессия, в этом, как мне кажется, и есть вся красота. Мне интересно смотреть на холст в тишине, я испытываю странные чувства, но этого мало. Поэтому и для детализации картины мне необходимо слышать музыку.

ЛИТЕР-Неделя: А казахскую национальную музыку вы уже слышали? С.К.: Нет, но я бы очень хотела не просто услышать ее, но и попробовать рисовать под нее. У меня уже был опыт работы с традиционной японской музыкой, поэтому мне бы очень хотелось почувствовать и казахскую национальную музыку. И выразить на холсте свои эмоции и чувства, показать зрителям, какой я ее увидела… ЛИТЕР-Неделя: В самом начале нашей беседы вы сказали о том, что на ваше творчество влияют не только люди, с которыми вы общаетесь, но и страны, которые посещаете. А какое влияние оказал на вас визит в Казахстан?

С.К.: Первое, что меня покорило, это, конечно же, горы. Чистое голубое небо, без облачка, заснеженные верхушки гор и красивые здания – вот таким я увидела Алматы. И это самое сильное впечатление от вашего города. Также меня покорили и деревья урюка, которые растут у вас по городу. Сейчас они находятся в цвету и очень похожи на нашу японскую сакуру. Мне очень нравится наблюдать, как лепестки цветов, падая с дерева, начинают кружиться на ветру, нежно опадая на землю. И, к слову, именно это я увидела, рисуя на открытии свою картину перед зрителями. Это очень красиво.


Беседовала Марго ЭРВАНД фото Павла МИХЕЕВА Алматы