Пресса
<<234567>>
20
May
2008
Цена вечности
 18 июня 2007 года на Лондонском аукционе Christie’s полотно французского импрессиониста Клода Моне «Мост Ватерлоо в пасмурную погоду» было продано за рекордную сумму – 36 миллионов долларов. Годом раннее его же «Большой канал» «ушел» с торгов за 13 миллионов долларов, рисунок Пабло Пикассо «Желтая обнаженная» - за 14 миллионов, а «Нези и Лидия» Анри Матисса – за 11 миллионов долларов… Около полувека назад газета «Times» и галерея Sotheby’s начали публиковать графики, наглядно демонстрирующие, что вложения в искусство оборачивается огромной прибылью. Во-первых, цены на предметы искусства (и картины в том числе) не падают, а со временем неизменно растут. Во-вторых, инвестиции в художественные ценности являются хорошим тоном и добавляют капиталу респектабельности, а инвесторам – престижа. Состоятельные люди Америки и Запада давно предпочитают вкладывать капитал в искусство, которое вечно, а не в драгоценности или недвижимость, как это принято на территории СНГ в силу определенных обстоятельств и особенностей менталитета. Желающим правильно, удачно и красиво вложить свои деньги в предметы искусства просто не обойтись без такого человека, как арт-дилер. Наша справка: Арт-дилер – постоянно действующий на художественном рынке профессиональный покупатель и продавец произведений искусства. Арт-дилер – не просто коммерсант, это широко образованный человек с разнообразными гуманитарными интересами. Для Казахстана эта профессия – в списке экзотических. Бану Бабаева – единственный арт-дилер в нашей стране, благодаря которой многие известные коллекционеры во всем мире пополняют свои коллекции роскошными полотнами. Лаконичная визитка с изображенной на ней женщиной (репродукция рисунка Валентина Серова) не указывает прямо на сферу деятельности Бану, а лишь тонко, неуловимо подводит к мысли об искусстве… Имя Бану, в недавнем прошлом занимавшей пост вице-президента ЗАО «Казинвест» Министерства индустрии и торговли и успешно защитившей кандидатскую диссертацию по инвестициям, известно далеко за пределами Казахстана. Ее клиенты знают, что, если за поиск присутствующей на арт-рынке картины, которая во что бы то ни стало должна попасть в частную коллекцию любителя искусства, взялась Бану Бабаева, наша с вами соотечественница, дело увенчается успехом. Кто бы мог подумать, что ее страстное увлечение живописью начнется со знаменитой картины Клода Моне «Мост Ватерлоо в пасмурную погоду» около шести лет назад… «Сезон»: Бану, вначале о главном – зачем и кому нужны арт-дилеры? Бану Бабаева: Арт-дилер – профессионал, консультирующий по вопросам приобретения произведений искусства. Его задача – найти то, что нужно клиенту, обеспечив подлинность приобретения. Арт-дилеры не только могут представлять интересы клиента в аукционных домах (Christie’s, Sotheby’s, MacDougall’s, Koller и др.), но и вести переговоры с семьями художников, другими коллекционерами и галеристами. Не секрет, что коллекционеры рассматривают свои приобретения в качестве инвестиций, и здесь арт-дилер может предоставить полную информацию о ценах на картины конкретного автора за последние годы и предполагаемом росте цен в будущем. Клиентами, как правило, являются коллекционеры разного масштаба, для которых услуги арт-дилера – выгодное сотрудничество. Многие начинающие коллекционеры обращаются к арт-дилерам для того, чтобы составить собственную коллекцию. Профессионал поможет сделать правильный выбор картины из множества предложенных на рынке, исходя из цены, художественной ценности и инвестиционной составляющей. И здесь огромное значение имеет доверие клиента и репутация арт-дилера. Всем известно, что арт-рынок – источник огромного количества подделок. Арт-дилеру нельзя ошибаться, даже в надежде заработать – сразу попадешь в черный список. Картину не выбирают, как вещь в бутике, ее нужно искать по всему миру. Это громадный труд, на одно полотно порой уходит очень много времени, ведь ты продаешь искусство, оценивающееся иногда немыслимыми цифрами. И для клиента сотрудничество с арт-дилером с этой точки зрения – экономия огромного количества времени. Замечу, что в плане запросов, требований к предметам искусства сегодня далеко продвинулась Россия. Человек, в коллекции которого уже присутствуют полотна художников топ-уровня (Шишкина, Левитана и др.), может находиться в поисках Кустодиева или Врубеля, которых сегодня на арт-рынке нет в принципе. Существуют такие люди, настоящие фанаты искусства, готовые перестроить дом специально под картину… Наша публика не такая претенциозная, мы в Казахстане пока только на пути к этому – иногда мне приходится наблюдать, как люди покупают картину только потому, что ее размер и цвет рамы вписываются в интерьер. Это, безусловно, неправильный подход, но, надеюсь, когда-нибудь казахстанцы научатся ценить и любить искусство по-настоящему… - Основные понятия, на которые ориентируется арт-дилер… Бану: В арт-мире особое значение имеет имя художника. Клочок бумаги, принадлежащий Клоду Моне, стоит огромных денег: во-первых, работы импрессионистов высоко ценятся во всем художественном мире, а во-вторых, Моне – величайшее имя. Хотя, стоимость картины, конечно, зависит и от размеров полотна, и от художественного уровня произведения, и от техники выполненной работы (живопись, графика). Важное понятие – провенанс, история картины, ее происхождение, в чьих руках она находилась, на каких выставках выставлялась и в каких печатных изданиях была представлена (под печатными изданиями подразумеваются различные каталоги, книги об авторе картины и т.д.). Безупречный провенанс – залог подлинности картины. -Существует мнение, что продавать произведения искусства – совершенно особое дело, которому научиться невозможно так же, как писать гениальные стихи. У многих известных арт-дилеров даже образования специального нет… Бану: Не все арт-дилеры – искусствоведы, у многих действительно нет специального образования. Знания определяют опыт, самообразование, а стремление узнать о той или иной картине как можно больше для своего клиента постоянно их расширяют. Многие из них являются экспертами. Каждый специализируется на определенных художниках (чаще всего это 1-2 имени). Нельзя быть экспертом по искусству в целом или по одному из его направлений – это так же, как объять необъятное. В России и на Западе музеи давно не занимаются и не выдают результатов различных экспертиз, это задача экспертов. - Правда ли, что арт-дилеры могут выкупать художественные произведения? В таком случае, у арт-дилера может появиться своя коллекция картин… Бану: Правда. Часто арт-дилер покупает картину на свои деньги, именно поэтому он может быть коллекционером. Часть моих картин сейчас находится в Лондоне, там же они и продаются. Весь мир покупает картины – это очень удачное и надежное вложение капитала. На сегодняшний день появилось много людей, которые не хотят держать деньги в «одной корзине» и вкладывать, например, только в недвижимость или акции, в их системе ценностей могут присутствовать и инвестиции в предметы искусства. Ценная картина со временем только дорожает, она не может подешеветь при любых экономических сценариях. Картины приносят моральное, эстетическое удовольствие, картины образовывают, воспитывают… И потом, всегда приятно осознавать, что любовь к искусству неубыточна, и надеяться, что твоя коллекция будет передаваться из поколения в поколение. - Вы специализируетесь на русской живописи конца XIX - начала XX века. С чем это связано? Бану: С падением в России крепостного права в 1861 году вся мощь таланта, проявлявшаяся раннее лишь по надобности, стала более открытой, живой. Придворные художники в большинстве своем были ремесленниками. Падение права обеспечило художникам возможность творить то, что они хотят видеть на своих полотнах. Это очень искренний период (вспомните, например, творчество передвижников или объединений «Бубновый валет», «Мир искусства» и др.), когда необходимость писать для кого-то или для чего-то исчезла сама собой. Астрономических цен на картины в то время не было, и ни один из художников не мог точно знать, продастся ли когда-либо его картина, получит ли он мировое призвание. Вы поймите, быть гениальным, талантливым художником – это совершенно разные вещи. На мой взгляд, гениальных художников сегодня нет, но есть талантливые. И уже, наверное, никто не сможет разработать нечто масштаба изобретения Леонардо Да Винчи – например, его эталона правильных пропорций человека. Только вдумайтесь – его модель идеального человека была рассчитана математически, это же ноу-хау целой эпохи! Или изобретение способов придания на картине плоским предметам объема. Люди пользуются этими открытиями до сих пор. В современном изобразительном искусстве подобных вещей не наблюдается. Хотя именно сегодня многие картины конца 19 – первой половины 20 века начинают выставляться: за последние несколько лет наблюдается серьезный рост цен на эти полотна. Я говорю о тех картинах, которые десятилетиями принадлежали одной семье, переходя из поколения в поколение, а теперь люди могут ими любоваться. Например, в 2006 году на аукционе я увидела грандиозное по масштабам полотно – знаменитую «Процессию Ашуры» Рихарда Зоммера, легендарный подарок российского императора Николая II персидскому шаху в 1916 году. Раннее картин подобного масштаба этого автора на рынке просто не было! Картины русских живописцев конца XIX - начала XX века находятся на втором месте по престижности и стоимости после импрессионистов. Русское искусство актуально во всем мире и прекрасно покупается. Я, конечно, занимаюсь и импрессионизмом, очень им увлечена, но это сложнее, потому что импрессионизм – очень дорогое искусство. Цена картин Модильяни, Пикассо или Ренуара доходит и переходит отметку в 50 миллионов долларов. Поэтому, как арт-дилера, меня пока интересует в этом направлении графика… - Ваше увлечение живописью, которое со временем переросло в профессию, началось именно с импрессионистов, раз уж мы заговорили об этом. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее… Бану: Мое вхождение в этот удивительный мир началось именно с «Моста Ватерлоо…» Моне летом 2002 года. Я не знаю, что со мной произошло, но я поехала к специализированный магазин, купила холст, масло, позвонила своему хорошему знакомому, художнику Руслану Аканаеву. Он меня проконсультировал, какой нужен набор инструментов, в каких пропорциях и что смешивать. Я приехала домой и начала писать этот мост Ватерлоо. А в активе не было даже художественной школы! «Мост Ватерлоо» - моя самая первая работа, которая до сих пор находится у меня дома. Потом была «Женщина с зонтиком»… При этом я была жутко занята защитой своей диссертации по экономике… Я ведь работала совершенно в другой сфере, активно занималась карьерой и думать не думала об искусстве, как о бизнесе… Позже меня стала увлекать всевозможная литература по искусству – биографии художников, истории создания картин. Я часами пропадала в «Букинисте» и, наконец, пришла к тому, что можно заниматься искусством профессионально, как арт-дилер. -А почему вы не занимаетесь казахстанскими художниками? Бану: Каждый художник мечтает о всемирном признании. Сегодня, говоря о развитии арт-рынка в Казахстане и признании наших художников в мировом художественном пространстве, интеграции, обеспечивающей популярность, абсолютную узнаваемость имени и высокую стоимость полотна, не происходит вообще. Хотя цены сильно растут. Как арт-дилер, то есть бизнесмен, я не могу рассматривать картину только с точки зрения ее художественной ценности – я всегда учитываю и финансовую составляющую. Арт-рынок, даже с приставкой «арт» был и остается бизнесом. В большинстве случаев выезды наших художников за рубеж с отечественными галеристами, организующими их выставки, имеют не художественную, а больше политическую подоплеку – они приурочены к политическим или экономическим событиям. То есть у людей, которые все-таки попадают на подобные мероприятия, интерес к Казахстану поддерживается пока только на уровне бизнеса. А в идеале выставка художника должна быть самостоятельным событием в культурной жизни страны, не привязанным к политике. Мне очень хочется, чтобы казахстанское искусство пусть медленно, но верное интегрировалось в мировое арт-пространство. - Как вы охарактеризовали бы состояние и степень «народного» интереса к искусству в Казахстане сегодня? Бану: Этот вопрос волнует меня особенно. На сегодняшний день коллекцию великих русских художников Государственного музея искусств имени А. Кастеева составляют картины, переданные Казахстану еще в 1935-1936 годах Государственным Русским музеем и Государственной Третьяковской галереей. В эти же годы производилась безвозмездная передача полотен зарубежных художников из Эрмитажа. Единственной представленной в нашем музее работой постимпрессионистов является полотно венецианского художника Альберта Фердинанда Дюпра. Последние же приобретения международных музейных экспонатов производились Казахстаном в 70-е годы прошлого столетия. Говорить о действительно «народном» интересе и, тем более, уровне развития частного коллекционирования на данный момент пока не приходится. Не имея ежедневной творческой подпитки, казахстанское общество не имеет возможности повысить уровень своей культуры. Здесь необходимы корректировка менталитета и формирование настоящей любви к искусству со стороны общества и государства. -У арт-дилеров существует негласный «кодекс чести»… Расскажите, пожалуйста, о принципиальных моментах. Бану: Арт-дилерство – интеллигентный бизнес. Хотя у каждого из нас – свои клиенты, мы постоянно общаемся между собой, нередко консультируемся на тему оригиналов и подделок. - В чем для вас заключается особая привлекательность профессии? Бану: Кроме того, что эта работа духовно обогащает, в ней всегда присутствует некий азарт, невообразимый накал страстей. Ты ищешь конкретную картину, думаешь, кому из твоих клиентов она наверняка понравится, поскольку ты знаешь их вкусы и предпочтения. Для меня важно, чтобы картина находилась в правильных руках, чтобы она попала к тому человеку, который действительно будет ее ценить. Я видела множество коллекций, во многих из них уровень престижа измерялся количеством полотен, например, более 500-1000 различных картин. А есть коллекции из 30 полотен, но они – топовые, самые-самые. Я, например, предпочитаю не продавать картины с низким уровнем художественной ценности. Но, пожалуй, самое главное, что, попав в арт-мир однажды, есть большая доля вероятности остаться здесь если не навсегда, то надолго. Арт-рынок захватывает вас целиком. За каждой картиной видишь человека, художника, многогранную и непостижимую личность, а вместе с ним – и эпоху... К счастью, мир искусства не имеет границ, он бесконечно космополитичен… Нам известны имена гениальных художников, которые получали вдохновение, путешествуя по миру, не запираясь в четырех стенах, и поэтому, сегодня их творения принадлежат всем… Текст: Елена Врачевская Журнал «Сезон» Май, 2008 г.